+7 (495) 609-42-09
tender@mospress.com
Земельно-имущественные торги • Публикация годовой бухгалтерской отчетности • Торги по банкротству

Свежий номер

 

 

Для рекламодателей:
+7 (495) 357-20-10
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Полезные кнопки








 

 
Центр размещения государственного заказа


 
Свежий номер

Земельно-имущественные торги,  процедуры банкротства, отчеты кредитных организаций

Раскрытие информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии

Для рекламодателей:
+7 (495) 609-42-09
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Партнеры

Целесообразность и обоснованность

Каждый гражданин вправе знать, на что тратятся средства бюджета

В принципах формирования трат личного и государственного бюд­жета разницы быть не долж­но. Главное — обосновать ту или иную трату и сделать правильные выводы о ее целесообразности, считает пред­седатель Национального антикорруп­ционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. Если бы такой подход был использован повсеместно, на всех уров­нях государственной власти, коррупции не осталось бы места. А пока…

— Кирилл Викторович, за последние два года обвинения в коррупции предъ­явили большому количеству представите­лей власти — губернаторам, силовикам, федеральным чиновникам. Чем вы объяс­няете такую небывалую антикоррупцион­ную активность, включая аресты?

— Надо понимать, что коррупция — это не просто преступление. Это теневой бизнес, который развивается параллель­но легальной экономике и системе госу­дарственного управления. Коррупция существовала и в советское время. Смыслэтого бизнеса — получение ренты с граж­дан, легального бизнеса, бюджетного процесса за счет контрольно-надзор­ных и других государственных функций. Власть — орудие производства, рента — результат действия в рамках тех функций и полномочий, которыми располагает конкретное должностное лицо или груп­па лиц. Среди наиболее коррупционно­емких секторов — те, которые связаны с распределением бюджетных средств. Сюда входят и государственные закупки.

Уголовные дела связаны с хищением и нецелевым использованием бюджетных средств. Государственный заказ либо с самого начала формируется как некая коррупционная составляющая корруп­ционного бизнеса, либо впоследствии — при распределении этого заказа для решения социальных либо экономиче­ских проблем государственного уровня. Таким образом, формируется система для зарабатывания денег. Деньги либо банально расхищаются, либо превраща­ются в возможность заработка аффи­лированным структурам — они обычно связаны с родственниками, близкими друзьями и скрытым бизнесом тех или иных чиновников. Выстроенная систе­ма зарабатывания денег не что иное, как преступление или коррупционное правонарушение.

Исходя из стратегических задач, поставленных в двух национальных пла­нах по противодействию коррупции на 2014 — 2015 и на 2016 — 2017 годы, основные антикоррупционные удары наносились по коррупционным проявлениям в сфере распределения бюджет­ных средств. Потому что это, по сути своей, одно из самых финансовоемких направлений коррупционного бизнеса.

— Как относится общество к громким арестам губернаторов?

— Отношение двоякое. С одной сто­роны, есть общественный запрос на жесткие меры со стороны государства в отношении коррупционеров, с другой — информация о миллиардах, которые изымаются у коррупционеров, является раздражителем. Именно этот раз­дражитель используется в политической борьбе. Коррупционная повестка всегда являлась одной из важных составляю­щих в жестком политическом противо­стоянии. Об этом свидетельствуют как исторические примеры, так и недавние истории на Ближнем Востоке и в сосед­них государствах. Однако ни одна рево­люция не решила проблему с коррупци­ей, а во многих случаях еще и усугубила.

С коррупцией был связан и распад Советского Союза. Сначала были заве­дены крупные уголовные дела, потом заявлена борьба с привилегиями кор­рупционеров. В результате коррупция стала более системной. Теперь те, кто сам создавал коррупционную систему, уверяют, что борются с ней. В обществе идет «накачка» общественного мнения: людям внушается, что Россия — самая коррумпированная страна в мире, на уровне Сьерра-Леоне. Придумываются различные рейтинги. А дальше… задер­живают полковника МВД с нескольки­ми миллиардами рублей, и народ уже задумывается: сколько же тогда имеют генералы?

Достаточно серьезный ущерб имиджу борьбы с коррупцией нанесла история с Евгенией Васильевой, превратившаяся в обыкновенное шоу. Наш президент сказал: коррупция — не шоу. Главное — не только показать и отчитаться, что задержали губернатора, но и дать народу максимально возможные разъяснения. Национальный антикоррупционный комитет говорит об этом везде — на уровне президента, правительства.

К сожалению, в любой стране мира в большей или меньшей степени есть понятия кастового правоприменения. Так устроена любая власть. Но есть и исключения, позитивные примеры. Посмотрите, как изменился уровень и статус привлекаемых к ответственности коррупционеров. Если раньше это были врачи и учителя, то теперь — губернато­ры и силовики. Еще четыре года назад мы не могли представить себе такое.

Мы можем утверждать, что в России активно развивается антикоррупцион­ное законодательство. У нас возможна конфискация незаконно нажитого иму­щества через гражданский процесс, то есть не только в результате уголовных дел, но и в случае недостоверного декла­рирования чиновником своих доходов. Конфискуют машины, земельные участ­ки и т. п. Такое правоприменение явля­ется оригинальным в международной правовой практике.

— Приведите, пожалуйста, конкрет­ные положительные примеры противо­действию коррупции.

— Один из примеров — система про­тиводействия коррупционным злоупо­треблениям государственной корпо­рации по атомной энергии «Росатом», которая активно создавалась по иници­ативе Сергея Кириенко 10 лет. Сейчас западные эксперты признали ее лучшей. В «Росатоме», где бюджет составляет сотни миллиардов рублей, невозможно просто так выделить свыше 3 млн руб. Там есть система внутреннего контро­ля, внутреннего аудита, защиты активов. И есть внешний контроль со стороны экспертов и участников процесса.

Такая система работает при наличии персональной ответственности лиц, принимающих решения. Персональная ответственность, к примеру, была и в совет­ское время. Тогда существовало понятие «халатность, повлекшая…». У нас, к сожа­лению, чиновники сейчас не несут персональную ответственность за неудачный проект. Но об этом стоит говорить при представлении нового Национально- го плана противодействия коррупции.

— Помимо персональной ответствен­ности, какие ключевые понятия в области борьбы с коррупцией вы могли бы выде­лить?

— Год назад на утверждение президен­ту в рамках Открытого правительства, Экспертного совета при Правительстве РФ, Управления Президента РФ по вопросам противодействию коррупции нами были направлены предложения, как контролировать государственные закуп­ки, государственные заказы, особо круп­ные стратегические проекты. Основные принципы, которые мы сформировали: в любом бюджетном процессе должны быть понятия «целесообразность» и «обо­снованность». Кстати, по этому же прин­ципу сейчас начинает проводить провер­ки и Счетная палата РФ.

Что это такое? В любой семье при распределении бюджета обсуждаются траты. К примеру, члены семьи обсуж­дают, целесообразно ли покупать вто­рой холодильник? Или лучше заменить имеющийся? При этом холодильник должен быть с определенными показа­телями и подешевле, чтобы сэкономить. Так члены семьи обосновывают траты. Например, жена объясняет мужу, почему ребенку необходимо купить самокат или пианино. Таким же образом и государ­ство должно принимать решения.

Негативный пример: не так давно было решено в каждый российский регион закупить МРТ-оборудование. После выполнения программы выясни­лось, что многие регионы даже не имеют для этого оборудования помещений, и где-то такое оборудование уже было закуплено. Получается, что в результате сговора неких компаний с чиновниками бюджет потерял почти 100 млн дол.

Когда была запущена программа «Бюджет для граждан», предполагалось, что россияне будут знать и понимать, для чего происходят бюджетные траты, все будет прозрачно и понятно. Но про­грамма до сих пор не пошла. Думаю, это связано с не совсем позитивными экономическими процессами, которые происходили в ближайшие годы — с антироссийскими санкциями и эконо­мическим кризисом. Есть и другая при­чина — кое-кто побоялся лишиться воз­можности заработать. Если говорить конкретно о Москве, то у нас создано много публичных ресур­сов, однако все равно существует непо­нимание. Во время встречи с Мэром Москвы Сергеем Собяниным в рамках Совета по правам человека мы реко­мендовали, чтобы москвичам подробно и доходчиво объясняли, почему необ­ходимы бюджетные траты, какие выго­ды граждане получат от этого и проч. Необходимо обсуждать и масштабные проекты, такие как Олимпиада, чем­пионат мира, ведь в результате их реа­лизации меняется инфраструктура городов.

НАК предложил проводить предва­рительную оценку обоснованности и целесообразности проведения больших проектов стоимостью свыше миллиарда рублей. И столичное правительство, в принципе, нас поддержало.

Есть удачный опыт. Например, в рам­ках Открытого правительства была про­ведена независимая оценка на одном из участков трассы М-11, где выявлена переоценка на 2 млрд руб. Подрядчик согласился с требованиями пересмо­треть цену контракта.

Так что процесс, хоть и медленно, но идет.

— Каким образом можно бороться с аффилированностью?

— Наличие у чиновника родственни­ков и друзей, участвующих в бизнесе, должно быть задекларировано. Такого чиновника нельзя допускать до принятия финансовых решений. В Национальном плане борьбы с коррупцией это выделя­ется в отдельную проблему.

Аффилированность была характерна для любой власти испокон веков — под­ряды давались родственникам и друзьям, с них получали откаты. Например, соци­альное учреждение в Ленинградской области, где постоянно проживают люди с отклонениями в психике, решило провести конкурс на закупку меховых шапок из дорогих сортов меха. Директор учреждения все деньги, выделяемые на год на приобретение для подопечных чулочно-носочной продукции, нижнего белья и т. п., направил на закупку мехо­вой продукции. Начинаем выяснять, в чем дело? Оказывается, у жены брата прогорел бизнес, связанный с пошивом меховых шапок.

От откатов невозможно избавиться полностью. Ни одной стране, даже там, где низкий уровень коррупции, этого сделать не удалось. Бороться можнотолько одним способом — бюджетные траты должны быть понятны и обосно­ванны, площадки для проведения торгов и сами торги прозрачны и подконтроль­ны. Необходимо создать несколько уров­ней контроля, включая местные, муни­ципальные фильтры. А также бороться с закрытостью в системе закупок.

— Нуждается ли в изменении Закон № 44-ФЗ?

— Закону четыре года, и, по большому счету, он не решает поставленных задач. Еще Дмитрий Медведев, будучи прези­дентом, давал поручение за три месяца подготовить новый закон после скандала, связанного с закупкой МРТ. Но в законе остались лазейки для возможных злоупо­треблений. По сути, когда его составляли, стояла задача учесть все интересы бюро­кратического клана, зарабатывающего на госконтрактах. При Правительстве РФ работает группа, занимающаяся его дора­боткой. Существует два подхода: напи­сать новый закон или внести дополнения в существующий, тем более есть пример «Росатома», когда даже в рамках Закона № 223-ФЗ при определенных внутриве­домственных дополнениях можно полу­чить эффективные меры борьбы с кор­рупцией.

— По словам экспертов, существующая система закупок питания в соцучрежде­ниях позволяет аффилированным струк­турам участвовать в торгах, создавать видимость конкуренции и монопольно захватывать рынки…

— В Госдуме создана рабочая группа по вопросам качества питания в соцучреж­дениях. Действительно, в большинстве регионов отмечаются аффилирован­ность и отсутствие контроля качества, отсутствие фактической ответственно­сти поставщиков, проблемы с оплатой. Должна быть выстроена и система внеш­него контроля родительских комитетов, руководителей учреждений.

Могу привести положительный при­мер Татарстана — там грамотно выстро­ена система закупок питания. Чтобы не было сбоев, создали биржу. За некаче­ственные поставки предпринимателя не допускают до работы на бирже. Власти работают с местными фермерами, при этом не закупают всю продукцию у одного поставщика. Выбирают ферме­ров, которые имеют лучшие показатели и предлагают лучшие условия.

— Огромный общественный резонанс получило дело режиссера Серебренникова. Откуда понятие, что творческие люди не могут быть нечистыми на руку?

— У нас есть масса примеров корруп­ции в сфере культуры, которая дофи­нансируется из бюджета или полностью финансируется бюджетом. Мы писа­ли запросы и по театру «Сатирикон» Райкина, на основании наших запро­сов была проведена проверка и выявлен конфликт интересов, но уголовное дело возбуждено не было.

Мир разделился на «либералов» и «ват­ников». Если арестован губернатор, зна­чит, он — вор или взяточник, если пред­ставитель творческой интеллигенции — значит, «наступают на горло свободам»! А это то же самое банальное воровство или взятка. Дело Серебренникова — обычное хищение бюджетных средств.

— Какова роль общественного контроля в правильном распределении бюджетных денег и каким образом нужно организо­вать его работу, чтобы получить резуль­таты?

— Сейчас уже эту работу организовали. Есть Общероссийский народный фронт, масса активистов, которые начинают считать бюджетные деньги, мониторят закупки. Готовятся программные продук­ты, которые помогут активистам. Очень много нарушений выявляется благодаря им. С этого начинается самосознание.

— Чем в настоящее время занимается НАК?

— Сейчас мы готовим доклад для пре­зидента о влиянии коррупции на систе­му социальных и политических отноше­ний в России. Наша задача — попытать­ся донести проблемы, существующие в обществе. Давно предлагаем ужесточить законодательство в сфере хищения бюд­жетных средств — ввести ответствен­ность от 10 до 25 лет как за измену Родине без права условно-досрочно­го освобождения и амнистии в случае невозмещения ущерба. Это позволит хоть как-то возвращать из-за рубежа активы, полученные в результате кор­рупционных преступлений. Дело в том, что зарубежные страны не возвращают эти деньги, потому что они работают у них как дотации в экономике. Также эти деньги дают возможность влиять на кор­румпированных чиновников и на рос­сийскую власть в целом.

Опубликовано в № 11/2017

Информационно-аналитическом издании "Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги"

 

Hacklink Liseli porno

porno izle hemen simdi uyeliksiz porno siteniz.