+7 (495) 609-42-09
tender@mospress.com
Земельно-имущественные торги • Публикация годовой бухгалтерской отчетности • Торги по банкротству

Свежий номер

 

 

Для рекламодателей:
+7 (495) 357-20-10
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Полезные кнопки








 

 
Центр размещения государственного заказа


 
Свежий номер

Земельно-имущественные торги,  процедуры банкротства, отчеты кредитных организаций

Раскрытие информации субъектами оптового и розничных рынков электрической энергии

Для рекламодателей:
+7 (495) 609-42-09
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Партнеры

Законы удельного княжества

Обособленность — основная черта заказчиков, работающих по ФЗ-223

Проблемы контроля закупок отдельных видов юридических лиц стали одной из главных тем V Всероссийской практической конференции-семи­нара «Корпоративные закупки — 2017: практика применения 223-ФЗ», состоявшейся 16 — 17 марта 2017 года. Напомним, что конференция была орга­низована Институтом госзакупок, модератором большинства сессий выступал его директор Андрей Храмкин, а местом проведения стал зал «Москва» гостинич­ного комплекса «Измайлово». Во второй день работы форума вопросы контроля закупок поднимались в выступлениях представителей Московского управления Федеральной антимонопольной службы, госкорпорации «Росатом» и научного сообщества. Как известно, объем полномочий ФАС по ФЗ-223 невелик (хотя, воз­можно, он будет расширен в рамках намеченной реформы закона), поэтому при рассмотрении жалоб приходится ссылаться на более общее законодательство и прецеденты судебной практики, что и стало одной из главных тем дискуссии.

НОВЫЙ ТРЕНД СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Заместитель руководителя Московского управления ФАС Ирина Гудкова рас­сказала о некоторых знаковых тенден­циях в правоприменительной и судеб­ной практике по жалобам на заказчиков, работающих по ФЗ-223. Начиная свое выступление, она напомнила, что сей­час все ждут закона о реформе закупок отдельных видов юридических лиц. Хотя в России нет прецедентного права, в отсутствии должного законодательно­го регулирования знаковые примеры из административной и судебной практи­ки оказывают существенное влияние на принятие решений.

Последний важный тренд судебной практики — признание участника закуп­ки более слабой стороной по отношению к заказчику и, соответственно, призна­ние необходимости защиты его прав. Этот тезис был продемонстрирован наряде примеров. Так, одной из главных проблем при рассмотрении жалоб на заказчиков по ФЗ-223 является воз­можность последних заключать дого­вор с победителем торгов практически в любое время. В результате при подаче жалобы в УФАС заказчик может явиться на рассмотрение с уже подписанным договором, что лишает контролеров воз­можности что-то изменить, даже если будут выявлены серьезные нарушения. Одно из подобных дел, рассматривав­шееся в Свердловском УФАС, дошло до Верховного Суда РФ, который указал на то, что срок моратория на заключение договора должен быть не менее, чем срок обжалования (то есть 10 дней).

По словам заместителя руководите­ля Московского УФАС, суды исходят из того, что составленное заказчиком положение не должно быть единствен­ным правовым актом, регулирующим закупки, не должно ущемлять законные права участников торгов. Пример явно необоснованного требования: заказчик хотел, чтобы все участники имели счет в конкретном банке и все расчеты вели через него. Также в судебных решени­ях отмечалось, что критерии оценки участников не должны быть направлены на искусственное ограничение конку­ренции в пользу конкретного постав­щика. Отсутствие обязанности заказ­чика заключать договор с победителем «иных способов» закупок (не конкурс и не аукцион) воспринимается судами как злоупотребление правом, поскольку ставит заказчика и участника в заве­домо неравные условия (второй обязан подписать договор или будет включен в реестр недобросовестных поставщиков, а первый — нет).

Ирина Гудкова в очередной раз напом­нила, что серьезной проблемой является невозможность проведения внеплано­вых проверок у заказчиков по ФЗ-223. Очень сложно проверять заключение контракта с единственным поставщи­ком, так как в этом случае нет участни­ков закупки, которые могли бы подать жалобу. Вместе с тем она признала, что правоприменительная практика ФАС нередко зависит от конкретного случая. Так, если заказчик установил некое тре­бование и нашлось 10 удовлетворяю­щих ему участников закупки, то реше­ние может быть одно, а если требование то же, но нашелся лишь один участник, — совсем другое. Отвечая на вопрос об отсутствии единства правопримени­тельной практики в различных регио­нальных УФАС, Ирина Гудкова отмети­ла, что Центральный аппарат ФАС доби­вается такого единства, но оно не всегда достижимо. Дело в том, что УФАС долж­ны ориентироваться на судебную прак­тику в своем регионе: ведь если боль­шинство решений контрольного органа будут отменяться судами, это создает основание для увольнения сотрудников, принявших эти решения.

ПРЕИМУЩЕСТВА ВНУТРЕННЕГО КОНТРОЛЯ

Помимо внешнего контроля со сто­роны ФАС существует и внутренний контроль закупок, осуществляемый самими госкомпаниями. Здесь очень многое зависит от доброй воли руко­водства заказчика: намерено оно нала­дить эффективный надзор за работой подведомственных контрактных служб или нет. О работе внутрикорпоративного контроля и некоторых его преимуще­ствах перед ФАС рассказал председа­тель центрального арбитражного коми­тета службы внутреннего контроля и аудита госкорпорации «Росатом» Павел Тихомиров.

Объем работы контролеров «Росатома» весьма велик: госкорпорации подчине­но более 400 предприятий, разбросан­ных по всей стране, осуществляющих свыше 50 тыс. закупок совокупным объемом более триллиона рублей в год. Арбитражные комитеты принимают жалобы, в том числе и на заключение контрактов с единственным постав­щиком, а также на закрытые закупки. По словам Тихомирова, в «Росатоме» обжалуется 1,5% открытых закупок; 35 — 40% жалоб признается обоснован­ными. Есть и собственный показатель эффективности контроля: это экономия, достигнутая благодаря снижению цен, произошедшему в результате рассмотре­ния жалоб. В целом за год она составила примерно 500 млн руб., что в несколько раз превосходит расходы госкорпорации на содержание контрольной службы. Что касается менеджеров, допустивших нарушения в процессе закупок, то к ним применяются следующие виды наказа­ний: выговор, снижение размера премии (наиболее распространенная санкция), перевод на другую должность с пониже­нием и увольнение.

Докладчик признал, что у «Росатома» возникала конфликтная ситуация с ФАС, поскольку, по мнению антимонопольно­го ведомства, жалобы должны поступать именно к нему. Между тем возможность внутрикорпоративного обжалования не лишает заявителя права на последующее административное и судебное разбира­тельство. В то же время внутренние кон­тролеры имеют важное преимущество: они заботятся о производственных пока­зателях, о том, чтобы результаты разби­рательства приводили к повышению, а не к снижению эффективности работы предприятия. Кроме того, упомянутые выше внутрикорпоративные санкции обычно оказываются более действенной мерой, чем штрафы, налагаемые ФАС. Об эффективности внутреннего контро­ля говорит и то, что количество жалоб, направляемых в арбитражные комитеты «Росатома», в 10 раз превышает число жалоб в ФАС. Вместе с тем надо сказать, что такая ситуация, как в «Росатоме», далеко не у всех. Когда Павел Тихомиров предложил поднять руку тем, у кого в положении о закупках предусмотрен внутренний контроль, в зале, где присут­ствовали десятки представителей заказ­чиков по ФЗ-223, поднялось 2 — 3 руки.

КТО ПРОКОНТРОЛИРУЕТ САМИХ КОНТРОЛЕРОВ?

Пожалуй, наиболее острым выступлени­ем на конференции стал доклад доцента Российского государственного универ­ситета правосудия Виталия Кикавца, который обрушился с резкой критикой на ФАС. В частности, он обвинял анти­монопольное ведомство в неправильном понимании самого термина «конкурен­ция», в неэффективном контроле, обо­рачивающемся существенными потеря­ми для заказчиков и для государства, в систематическом превышении своих полномочий, в отсутствии должного уровня подготовки сотрудников и т. д. Докладчик не поддерживает требования ФАС расширить свои контрольные пол­номочия по ФЗ-223. А говоря о противо­речивой правоприменительной практи­ке УФАС в разных регионах страны, он задал риторический вопрос: у нас единое экономическое пространство или удель­ные княжества?

По мнению доцента-правоведа, зада­ча конкурентного законодательства состоит не в обеспечении максимально широкого круга участников закупок, а в выявлении подрядчика, отвечающе­го потребностям заказчика и целям эффективного использования денеж­ных средств в условиях добросовестной конкуренции. Кроме того, Кикавец перечислил все четыре основания для обжалования, указанные в ч. 10 ст. 3 Закона № 223-ФЗ, и отметил, что ФАС нередко принимает жалобы по иным основаниям. В качестве подтверждения своей правоты докладчик ссылался на ряд решений арбитражных судов и опре­деления Верховного Суда РФ. В заклю­чение своего выступления он призвал заказчиков создать прецедент привлече­ния сотрудников ФАС к ответственности по ст. 286 Уголовного кодекса РФ (пре­вышение должностных полномочий) и предложил свою юридическую помощь в подготовке соответствующего иска. Со своей стороны скажем, что, не разделяя столь резких оценок работы ФАС, мы доводим их до сведения наших чита­телей, чтобы ярче продемонстрировать весь накал страстей, бушующих вокруг правоприменительной практики анти­монопольного ведомства и вокруг пред­стоящей реформы закупок отдельных видов юридических лиц.

Опубликовано в № 4/2017

Информационно-аналитическом издании "Бюллетень Оперативной Информации "Московские Торги"